«Бизнес-процесс должен быть застрахован от неприятностей». Интервью с Леонидом Одеговым, совладельцем 1day1step.ru

У каждого бизнесмена свой опыт, узнать о котором всегда интересно. Любой предприниматель сталкивается с трудностями юридического характера, ищет выход из неоднозначных ситуаций и старается обойти острые углы. Эти знания бесценны для других, потому что они помогают сократить число собственных ошибок. Мы продолжаем наш цикл интервью с интернет-предпринимателями. Маргарита Ледовских, основатель службы «Право в сети», побеседовала с совладельцем 1day1step.ru Леонидом Одеговым о том, как строятся бизнес-процессы в 1day1step.ru, связанные с юридическими аспектами — с документацией, банками, авторским правом, заключением соглашений и с сотрудниками.

1day1step.ru — популярный онлайновый тренинг-центр, благодаря которому тысячи русскоговорящих людей, не выходя из дома, смогли повысить свое мастерство, получить новые знания и сменить профессии. Основан в 2010 году новосибирскими предпринимателями Натальей Одеговой и Леонидом Одеговым. На сегодняшний день центр 1day1step.ru провел более 100 онлайн-курсов и обучил более 10 000 человек.

— Леонид, у вас интересный опыт работы и в России, и за рубежом, мы обязательно об этом поговорим, а для начала расскажите, пожалуйста, о вашем проекте.

— Онлайн тренинг-центр 1day1step.ru — семейный бизнес, мы строили его вместе с моей супругой Натальей Одеговой. Начинался он с созданного Наташей сообщества 1day1step в ЖЖ, где проводились тренинги, ориентированные на женскую аудиторию: про женский бизнес, про цели и достижения и т. д. В то время я занимался локальными проектами, но в какой-то момент Наталья сказала, что перестала справляться сама, нужна моя помощь в создании сайта, в запуске интернет-магазина. Я втягивался в 1day1step и вскоре объявил своим клиентам о том, что у меня изменились приоритеты и я ушел в семейное дело. Одним из основных факторов такого решения было то, что онлайн-проект давал определенную степень свободы в перемещении, а мы собирались переехать из Новосибирска в место с теплым климатом, выбирали между Краснодарским краем, Таиландом и Бали. Большая волна, уносящая бизнесменов из России на берег океана, тогда еще не поднялась, но люди уже ездили, снимали репортажи о жизни под пальмами.

Наталья и Леонид Одеговы

— А на самом деле насколько образ интернет-бизнесмена, живущего в жарких странах, далек от реальности?

— Смотря какой образ. Если речь про работу на пляже, то достаточно далек. На пляже много не наработаешь. Мы были знакомы с людьми, работающими в отеле, в кафе, но не на пляже. Но даже и в кафе много ограничений. Всегда есть какой-то посторонний шум. К тому же в жарких странах с пальмами очень слабый интернет. При загрузке, выгрузке, передаче большого объема информации возникают большие сложности: видео можно загружать двое суток. Так что, нормальную работу там непросто организовать, но, в принципе, можно.

— На какой стране вы в итоге остановили свой выбор и почему?

— Мы съездили на разведку в Таиланд, в Краснодар, на Кипр. В итоге выбрали Кипр, арендовали там домик на год, но, уезжая, не стали сжигать мосты: оставили ключи от новосибирской квартиры одним родственникам, машину поставили в гараж другим родственникам.

Кипр выбрали потому, что, в отличие от Таиланда и Бали, там было больше возможностей для россиян, например работали российские банки, русскоязычные детские сады и школы, которые выдавали российские документы об образовании. Всего этого нет, например, в Таиланде и других странах ЮВА. Еще один важный критерий, повлиявший на выбор — медстраховка, потому что с ребенком приходится посещать врача чаще, да и лекарства в аптеке свободно не продаются. Годовой медицинский полис по хорошей программе, примерно на пять походов к врачу, стоил 290 евро.

На Кипре очень много русскоговорящих греков — выходцев с Северного Кавказа и из Крыма, — словом, есть своя «русская атмосфера». Молодым людям, возможно, жизнь на Кипре покажется скучной, а для людей старше 30 лет, особенно с детьми, здесь намного комфортнее, чем в Юго-Восточной Азии.

— А возникали ли какие-то сложности правого характера?

— Здесь нужно выделять два основных аспекта. Собственно, особенности ведения бизнеса из-за границы и, не менее важный — легализация длительного проживания в стране.

Есть страны, где с этим вопросом достаточно просто. Например, в Таиланд многие приезжают без визы. Там можно находиться без визы месяц для россиян. Если кто-то хочет жить долго, то часто используют так называемые «visa run» сервисы. Когда выезжают на сутки за пределы страны, например в Камбоджу. Потом возвращаются, и срок безвизового нахождения начинает идти с начала. Есть возможность и без таких выездов жить долго, но мы этот вопрос детально не изучали, т. к. решили, что Тай нам не подходит, поэтому детали я не знаю.

А вот на Кипре все не так просто. Это же, в общем-то, Европа. Конечно, там есть упрощенная процедура для россиян по кратковременному пребыванию. На сайте посольства можно скачать бланк, заполнить его и отправить по электронной почте. На следующий день вам пришлют так называемую про-визу. Она дает вам право на въезд и легальное нахождение в стране не более трех месяцев. Важно, что въехать по про-визе гражданин России может только через два аэропорта рейсом из России и, по-моему, через один морской порт. Все другие способы прибытия требуют иного оформления.

При этом про-виза дает вам право находится на Кипре не более трех месяцев в течение полугода. Даже если вы выехали и опять въехали, это правило должно соблюдаться. То есть постоянно проживать по про-визе не получится.

Поэтому для тех, кто планирует длительное проживание, нужно оформлять вид на жительство (на местном жаргоне он называется «пинк слип», потому что выглядит, как розовая бумажка, вырванная из блокнота.

Здесь уже есть ряд не очень простых условий. У вас должен быть оформлен договор на аренду жилья или жилье в собственности. Дополнительно к договору хорошо бы иметь на руках оплаченные счета за коммунальные услуги, выписанные на ваше имя — их надо прямо принести в иммиграционный офис и показать сотруднику, когда сдаете документы на ВНЖ. Также вам нужно доказать, что у вас достаточно средств для проживания и есть доход за пределами Кипра. То есть вы не будете забирать работу у местных, а наоборот, будете здесь тратить свои денежки, заработанные в другом месте. Обычно для этого делают денежный вклад в местном банке. Сумма вклада официально не регламентируется, но нам говорили, что если на счете будет 10 тысяч евро на каждого члена семьи, то при выполнении других условий (жилье, счета) ВНЖ на год точно дадут. Мы знаем случаи, когда ВНЖ давали и с меньшей суммой на счете, но не намного: около 7 тысяч евро на человека наши знакомые показывали.

Фактически вы можете приехать на Кипр по про-визе, арендовать жилье и подать документы на ВНЖ. Вам назначат собеседование примерно через месяц. К этому времени нужно подготовить все документы. Это отдельная история. Большую часть документов лучше подготовить в России, перевести их, переводы заверить. Причем документы могут понадобиться не только для иммиграционного офиса, но и, например, для банка. Не каждый банк на Кипре откроет вам счет, если вы просто придете туда с наличными. Помогут рекомендательные письма из банка, в котором вы обслуживаетесь в России и копии выписок из российских банков. Все это, конечно же, переведенное и заверенное.

Важный нюанс: если вы пребываете на Кипре по про-визе и подали заявление на ВНЖ, вам будет не рекомендовано покидать Кипр, пока ВНЖ не будет получен. Если уедете, могут с большой вероятностью отказать. Логика мне не очень понятна, но такие у них правила.

Мы немного оптимизировали процесс с банками. Незадолго до переезда поменяли банк в России с «Альфа» на «Промсвязьбанк». Сделали это потому, что у «Промсвязьбанка» есть полноценный филиал на Кипре. То есть на тот момент это был единственный подобный вариант. Сейчас не знаю, надо изучать. Это нам многие вопросы упростило. Например деньги на счет для депозита по ВНЖ провели внутрибанковским переводом. Ну и всякие проблемы с карточками решаются намного проще. Строго говоря, ПСБ на Кипре — это отдельный банк, причем местной юрисдикции, но для своих клиентов из России у них все равно тарифы и процедуры применяются внутренние.

В целом, по всем этим особенностям, актуальным на текущий момент, рекомендую читать формы русскоязычных жителей Кипра. В наше время их было два основных. Оба легко гуглятся по запросу «русские на Кипре».

Что касается ведения бизнеса, то тут особых сложностей не было, кроме сдачи годовой отчетности. У ИП отчетность простая: раз в год надо подать декларацию. Мы перестраховались, завели историю с электронной цифровой подписью, с электронной отчетностью и т. д. На тот момент что-то в этих системах плохо работало. Было непонятно, какой отчет уже готов, какой нет. Разные отчеты, в ПФР и в налоговую, выглядели в системе совершенно одинаково и открывались как-то сложно. Возможно, для решения всех этих задач были какие-то удобные решения, о которых я не знал, но факт остается фактом: с системой, которую мы выбрали, все время возникали какие-то непонятные нюансы и в итоге, признаюсь, я не справился. Отчасти, из-за того, что думал, раз налоги заплачены, то волноваться не о чем. Однако налоговая так не думала и заблокировала наш расчетный счет из-за того, что мы не подали декларацию вовремя. В принципе, если бы я знал, что будет блокировка, то просто заранее отправил бы декларацию почтой в бумажном виде, что в итоге мы и сделали. Почтой же мы отправляли закрывающие документы (договоры и акты) клиентам — юрлицам и ИП, которые оплачивали безналичным переводом с расчетного счета. Мы отправляли их одним пакетом в Москву, а из Москвы наш сотрудник рассылал документы по адресам.

— Даже в России многих пугает необходимость отправлять договоры и закрывающие акты почтой. Многие боятся это делать, особенно те, кто привык работать онлайн, они считают, что с бумажными документами много мороки и сложностей. На самом деле все не так плохо и страшно.

— Недавно мы обсуждали с коллегой сервис, который оформляет документы для безналов, для юрлиц. Как выяснилось, стоит услуга 9%, а у коллеги почти 80% денег поступает от юрлиц, и она платит 9% просто за оформление и рассылку документов! Я бы за 9% от оборота точно не стал этого делать. Эта работа столько не стоит. И почтовые расходы копеечные. У людей много предубеждений относительно оформления документов и «Почты России», но это всего лишь часть работы, которую просто надо делать.

— У вас сразу было такое отношение к делопроизводству как к части бизнеса?

— Не сразу. Но надо понимать, что 1day1step.ru не первый мой бизнес, я предприниматель с 2000 года. Семнадцать лет назад надо было ходить в налоговую пешком, сдавать бумажные декларации, оформлять кассу, потому что без этого просто не получится работать. Можно было отдать часть бумажной волокиты на аутсорсинг людям, которые сидели недалеко от налоговой и за копейки по предоставленным выпискам делали декларации. Так вот, тогда возможность решать вопросы по почте была для меня неочевидна. С опытом понял, что это очень экономит время. Поэтому к моменту запуска 1day1step.ru с этим вопросом проблем уже не возникало.

— Сейчас тоже много дистанционных бухгалтеров, к которым могут обратиться те, кто не справляется сам, хотя и онлайн-сервисов для заполнения деклараций создано предостаточно. Но многих все это пугает.

— На самом деле вопрос скорее даже не в том, что подготовка документов — это страшно, а в делегировании. Надо определить для себя, что ты готов делегировать, а что нет. Чем больше ты готов делегировать, тем больше у тебя свободного времени. Расходов тоже больше, но если бизнес идет хорошо, то все эти расходы окупаются. А чтобы бизнес шел хорошо, нужно уделять время на его развитие, а не на рутинные дела. Что касается онлайн-сервисов типа…

— «Эльба», «Мое дело», например, они платные, правда.

— Мы обслуживаемся в бухгалтерской компании, мне кажется, это стоит не дороже, чем «Эльба». При этом у нас бухгалтерия ведет ИП и ООО. Если с ИП нет никаких сложностей, т. к. у нас УСН 6%, то с ООО без специалистов не справиться: отчетность, сотрудники. Всегда имеет смысл искать различные варианты и выбирать наиболее удобный для себя.

— И делегировать.

— Да. Я пробовал использовать сервисы, но в итоге обслуживался у внешних бухгалтеров, потому что живой бухгалтер на аутсорсинге выгоднее сервиса. Ведь когда пользуешься сервисом, даже платным, все равно тратишь время на бухгалтерию, только ведешь ее не в 1 °C, а в онлайн-сервисе. А когда обслуживаешься в бухгалтерской компании, просто даешь им выписки и первичные документы. А на выходе получаешь готовую отчетность. Причем получаешь не ты, а сразу налоговая и прочие фонды. Красота же.

— Расскажите о ваших взаимоотношениях с фрилансерами. Не секрет, что многие бизнесмены обращаются к фрилансерам, но документально не оформляют отношения.

— На этапе становления проекта мы работали с фрилансерами как получалось, да и регулярных платежей одним и тем же людям почти не было. Тогда широко использовались «Вебмани»: мы отсылали их туда-сюда и все. Сейчас ситуация другая…

— Да, это правда.

— В 13–14 году все изменилось. Например, с 2014 года мы перестали выплачивать партнерские на «Яндекс. Деньги» и «Киви», оставив только выплаты на «Вебмани» и расчетный счет. Когда внесли изменения в закон о национальной платежной системе, появились новые правила, касающиеся электронных кошельков, ужесточились пользовательские соглашения у «Яндекса» и «Киви», появились прецеденты: у наших знакомых за нарушение пользовательского соглашения стали просто блокировать кошельки со всеми средствами, а у многих — с большими суммами денег. По условиям пользовательского соглашения, кошелек должен использоваться только для оплаты, а не для приема денег, хотя технически такая возможность есть.

У нас нет штатных сотрудников вообще, только партнеры — тренеры и фрилансеры из Перми, Ульяновска, Москвы, Питера, Красноярска, Украины, Белоруссии, — у которых несколько источников дохода. Сейчас у нас с ними оформлены соответствующие договоры, а тогда, когда было свободнее с электронными деньгами и не собрался еще постоянный тренерский состав, конечно, ничего не оформлялось.

Изменения в законодательстве и в правилах пользования сервисами подтолкнули к тому, чтобы объявить партнерам о переходе на новые рельсы работы. За несколько месяцев «до часа икс» мы предложили каждому открыть ИП, при этом мы были готовы подробно рассказывать людям о том, какую выбрать систему налогообложения, какой предпочесть банк, как пошагово оформить ИП.

— Фактически это правовое сопровождение.

— Да. С нами много работало мам, условно говоря, не вышедших из декрета, они ничего не знали про ИП, и у них возникало множество вопросов, страхов, сомнений. Мы объясняли им, что благодаря ИП они смогут работать с большим числом клиентов, брать серьезные заказы у юридических лиц, которые не используют электронные деньги и не кладут деньги исполнителю на карточку. Многие фрилансеры сами держат себя в рамках, пока принимают гонорары на «Яндекс-кошелек». Нормальные заказчики платят на расчетный счет. Зарабатывать, имея официальный статус и расчетный счет, можно намного больше. Да, надо платить с этого налоги, но налоги — это правильно, тем более у нас они небольшие.

— Да, по сравнению с другими странами.

— В 2011–2012 году у нас вел первый курс по Facebook тренер из Израиля. После года работы он сказал: «Мне выгоднее работать программистом в Израиле на зарплату, чем делать в России интернет-бизнес. Я зарабатываю программистом больше, чем здесь остается после вычета налогов». У них на частные доходы очень высокие налоги, которые отъедают приблизительно 45%. А не платить налоги даже в голову не приходит. У нас же много людей живет с идеей, что государство их в свое время обмануло, поэтому налоги платить необязательно. Нам пришлось провести большую воспитательную работу, чтобы люди оценили все плюсы легализации, ведь цена вопроса всего 6%.

— В общем-то, это меньше, чем 13%, которые платит наемный работник, но многие об этом забывают.

— Не все наши тренеры перешли на новые отношения, и мы расстались с ними, что называется, друзьями. Но многие зарегистрировали ИП, ведь это очень просто: надо всего лишь заполнить по ссылке онлайн-заявление и дважды сходить в налоговую — подписать и забрать. Два часа чистого времени и через две недели свидетельство о регистрации ИП на руках.

— Со мной, несмотря на то что я юрист, случился казус. Я регистрировалась, когда система онлайн только отлаживалась. У нас, именно в Воронеже, был программный дефект, из-за которого от номера паспорта отрезалась последняя цифра и получался неправильный номер. Сейчас все вроде отладили.

— В 2010 году, когда жена оформляла ИП, не было еще возможности оформить документы онлайн. Но уже были первые МФЦ. В июле жена с ребенком, который родился в июне, поехала в МФЦ, за полчаса подала документы и уехала. Потом приехала и за полчаса получила документы.

— Кто не любит онлайн, может оформить физически. Абсолютно согласна. Соответственно, с тех пор вы работаете с ИП, и эта схема вас устраивает?

— Есть еще нюанс. По результатам 2012 года мы сдали декларацию, и у нас появился персональный налоговый инспектор, а потом из финмониторинга банка нам пришло письмо с просьбой пояснить, почему мы так часто отправляем платежи на «Яндекс Деньги». Были и другие маленькие, но неприятные сигналы, после чего я решил, что нам важнее наша безопасность и хорошие отношения с людьми. Бизнес-процесс должен быть застрахован от неприятностей, тем более что стоит эта страховка совсем недорого.

Мы наняли юриста, и он нам за 110 000 рублей подготовил большой пакет документов с учетом наших особенностей: пользовательские соглашения, публичные оферты, договоры с тренерами-резидентами и с тренерами-нерезидентами, договоры с дизайнерами, с рекламщиками, договоры на наши услуги с юрлицам для работы по безналу.

Мы поговорили со своими украинскими и белорусскими тренерами, чтобы они открыли свои ИП у себя. Причем у них есть варианты с налогами ниже, чем у нас. Мы проводили целые исследования, чтобы понять, какой счет им открывать, чтобы принимать платежи из России, в какой валюте: в рублях, долларах, гривнах? В итоге сейчас мы просто отправляем рублевые платежи, а на месте наши коллеги их получают в банке в местной валюте.

Все просто, но есть свои особенности: у нас документ называется «договор», у них — «контракт», «валюта контракта» и прочие «оговорки», перечисление за границу обходится немного дороже, добавляется доплата за услугу валютного контроля, которую предоставляет банк, и нужны обосновывающие документы, подписанные сторонами. Но это несложно: мы сканируем подписанный договор, загружаем его и отправляем в банк. Потом по этому же контрагенту мы вместе с каждым платежом отправляем отсканированные акты и счета. У банка создается отдельный документ, а мы пишем обосновывающий документ в платежке.

— То есть, валютный контроль тоже не так страшен.

— Страшного ничего нет, так как в банках работают люди, а не роботы. Иногда они, видя ошибки или опечатки, просят проверить сумму или номер счета, потому что из-за какой-то ошибки не пропускают платежи. Мы пока не сталкивались с какими-то серьезными проблемами, потому что в нашем «Промсвязьбанке» хороший валютный контроль. Если сотрудники банка видят несовпадение в цифрах, то звонят и просят перепроверить. В итоге все платежи доходят без проблем.

— Что называется, идут навстречу клиенту, помогают уладить сложные моменты, если возникают ошибки.

— Да. Конечно, надо делать дополнительные движения для того, чтобы все работало, но все это не так страшно, как кажется.

Помню, когда мы подключали «Яндекс. Деньги» для ИП (тогда «Яндекс. Кассы» еще не существовало) процедура была иной, и справиться нам удалось только со второго раза. Первая попытка в 2011 году оказалась неудачной, потому что оборот по «Яндекс. Деньгам» должен был составлять не меньше 30 000 рублей в месяц. Если в течение полугода в какой-то месяц оборот оказывался меньше, «Яндекс» говорил: «Спасибо, до свидания, мы вас отключаем». А тогда обороты вообще были нестабильными, мы ничего не могли прогнозировать. Мы повозмущались, но нам ответили, что у них достаточно денег и наши непостоянные доходы их не интересуют. Надо понимать, что крупные компании планируют свою деятельность по-другому, и банки в том числе. Многие удивляются, почему банк, который активно рекламирует свои услуги, в итоге не хочет открывать предпринимателю расчетный счет. Все дело в том, что надо соответствовать требованиям банка.

Потом, после того как мы заключили с «Яндекс. Деньгами» прямой договор, на какой-то конференции на нас ходили посмотреть, как на чудо.

— Там вы в итоге все же добились своего с «Яндекс. Деньгами»?

— В итоге мы подключили «Яндекс. Деньги», когда вышли на стабильный оборот. Процедура небыстрая. Мы, когда изучали эту тему, читали отзывы людей и комментарии по поводу прямого подключения: все что угодно, только не прямое подключение к «Яндекс. Деньгам», это невозможно, это сложно!

На самом деле нет ничего сложного, надо только идти шаг за шагом. На всю процедуру у нас ушло примерно два месяца. Может быть, когда появилась «Яндекс. Касса» как сервис, стало проще и быстрее…

— Мне кажется, проще. Хотя нам и сейчас много вопросов про подключение интеграторов платежей задают.

— Когда я говорил о том, что, возможно, проще стал сервис «Яндекс. Касса», я имел ввиду, что выглядеть он стал проще. Процедура навряд ли сильно изменилась — она и тогда была, по сути, не слишком сложной. Но благодаря тому, что интерфейс стал дружелюбным и привлекательным, пользователям теперь и сам процесс кажется менее сложным.

— Леонид, а вы решили вопрос с онлайн-кассами или отложили?

— К 1 июля 2018 года мы заведем онлайн-кассу. Я говорил с опытными бухгалтерами, они сказали, что онлайн-касса в нашем случае не нужна, потому что у нас электронные платежи, и услуга оказывается онлайн. С наличными мы не работаем. Но в законе 54-ФЗ написано, что при использовании электронного способа платежа нужна онлайн-касса. При этом имеются дополнительные оговорки в разных письмах ФНС и Минфина. ФНС, в целом, пишет, что уже всем нужна онлайн-касса. Минфин для отдельных случаев указывает, что не сейчас — можно подождать. Поскольку налоговая подчиняется Минфину, а не наоборот, предполагается, что письмо Минфина главнее. Таким образом, минфиновские оговорки отвечают нашему случаю, но люди, которые ездили на конференцию, посвященную изменениям в 54-ФЗ, говорят, что спикеры из налоговой и Минфина все-таки рекомендуют подключить к июню онлайн-кассы. «Мы понимаем, сейчас онлайн-касс на всех может не хватить, потому что все, как всегда, в последний момент. Но в июне уже, пожалуйста, все должны быть подключены», — говорят они. С другой стороны, на этих же конференциях, идут разговоры о том, что в первое время не будут сильно проверять, дадут время, чтобы все успели разобраться с этим вопросом.

— А вы уже выбрали, будете покупать или арендовать кассу?

— Я, когда принимаю какие-то решения по использованию сервисов или каких-то иных решений, исхожу из простого принципа: все, что можно автоматизировать, нужно автоматизировать, все, что нельзя автоматизировать, нужно делегировать. Конечно, за исключением некоторых ключевых моментов типа финансовых потоков и, соответственно, контроля за такими важными элементами онлайн-бизнеса, как доменные имена, доступ к хостингу, все админские доступы в платежные системы и т. д. Все остальное надо либо автоматизировать, либо делегировать. Я считаю, что можно использовать сервис аренды онлайн-кассы. Стандартные процессы нет смысла затачивать под себя, их можно отдать на аутсорсинг.

— Леонид, сталкивались ли вы с нарушениями авторского права? Как реагируете? Предполагаю, что сталкивались, потому что у вас очень известный тренинговый центр и курсы популярные.

— Раньше было много историй, связанных со складчиной. Люди в складчину через разные закрытые форумы покупали инфопродукты, видеозаписи, диски.

Мы достаточно быстро для себя поняли, что продажа информации, формат обучения без обратной связи, не дает нужный результат клиенту. Мы начали проводить онлайн-тренинги с обратной связью, потому что обратная связь дает большую дополнительную ценность. Возможно, благодаря этому мы почти не столкнулись со складчиной, хотя, безусловно, если бы ее не существовало, продажи на начальном этапе были бы выше.

Складчики делают закрытые форумы, скрывают свои настоящие имена, поэтому привлечь их к ответственности по закону достаточно сложно. Мы пробовали найти «кротов» среди своих и даже нашли, но в итоге решили ничего не предпринимать.

— Собака лает, а караван идет.

— Может быть, если бы не было складчиков, караван шел бы быстрей, и верблюды были бы пожирнее. Но тратить усилия на борьбу с ними не имеет смысла, хотя, конечно, эта ситуация неприятна. Наших авторских курсов, Наташиных и моих, сейчас уже практически нет, но вопросом «что там, на складчине» задаются наши тренеры.

Когда люди покупают на складчине, они возьмут полезного в лучшем случае всего процентов на десять от курса. Перед тем как отказаться от дисков, мы провели опрос среди покупателей. Выяснилось, что только пять процентов людей дослушали диск, купленный за полную стоимость, до конца! А если аудио или видео купили на складчине за 50 рублей? Думаю, мы получим меньше одного процента тех, кто воспользуется приобретением. Информация у таких «складчиков» копится, но ее не используют. Нам важен результат у людей, а всех денег не заработаешь. Поэтому мы особо с ними не боремся.

Намного неприятнее складчины и пиратства неэтичное поведение конкурентов из смежных ниш. Неоднократно разные люди использовали имя Наташи или название нашего тренинг-центра для продвижения своих услуг.

— То есть продвигали себя за счет вашей репутации. Правильно я понимаю?

— Да. Например, через три года после того как у нас каждый месяц проводился курс и в группе ВКонтакте собралось 40 000 человек, появился парень, который сделал «первое» в интернете сообщество фрилансеров, администраторов ВКонтакте и рекламировал свой «самый лучший в рунете курс». Кроме того, когда человек вбивал в поисковике «Наталья Одегова», в Директе появлялось его рекламное объявление с текстом: «Наталья Одегова рекомендует». И это не единичный случай. По поисковым запросам «Наталья Одегова» и «1day1step» выскакивала реклама еще одного деятеля, правда, он не писал «рекомендует».

— Я слышала, что директологи рекомендуют использовать и такие запросы. Нарушения закона здесь нет, но это не снимает вопросы, касающиеся этики и добросовестности.

— Да, формально, нарушения закона нет. Утешает то, что никто из этих «конкурентов» нам уже не конкурент. Эти «проекты» уже не работают. Все они протянули не больше года каждый. У людей, которые пытаются выехать на чужом труде или чужом имени, чаще всего так и происходит.

А бывает, что случаются интересные казусы. У нас учился парень, который после успешного окончания курса, просто скопировал весь программный код со страниц нашего сайта (это сделать несложно) и вставил на свой сайт. Немного подредактировал и с этим работал. А мы потом год наблюдали в своей Яндекс. Метрике его показатели, знали, как у него идут дела, сколько посетителей, потому что он и коды счетчиков нашей Яндекс. Метрики себе вставил. Было очень интересно наблюдать. Он тоже сделал «первое» сообщество фрилансеров, и, конечно, «самый лучший» тренинг был у него. Я, кстати, удивляюсь, почему слова «лучший», «самый», нарушающие закон о рекламе, многие используют до сих пор.

— По закону о рекламе, в принципе, эти слова можно использовать, но надо установить критерий. Если его нет, то ты должен доказать, что ты по всем критериям — лучший. Что, в общем-то, невозможно. К сожалению, претензий, связанных с антимонопольным законодательством в интернет-рекламе, пока меньше, чем в печатных изданиях. Не знаю, с чем это связано.

— Претензий мало, потому что никто не говорит об этом, хотя давно пора. Здесь есть другой, более важный аспект, который нужно учитывать, прежде всего, клиентам таких бизнесменов. Почему человек решил, что он лучший, первый, крупнейший? Для этого должны быть основания, подтвержденные исследованиями. А оснований таких обычно нет. То есть их в принципе не может быть. Клиента должно насторожить, если бизнесмен использует такие эпитеты, ведь это заведомая ложь, а если он соврал в одном, значит, нет гарантии, что он не обманет и в другом.


За восемь лет многое изменилось в интернет-пространстве. И опыт, которым поделился с читателями «Право в сети» Леонид Одегов, это лишний раз доказывает. Да, с одной стороны, стало проще работать благодаря сервисам, позволяющим принимать платежи и вести документацию онлайн, но, с другой стороны, ужесточаются законы и появляются новые «вводные», например онлайн-кассы. Неизменным остается лишь посягательство недобросовестных бизнесменов на авторские права, которые интернет-бизнесменам еще предстоит научиться защищать. А вы сталкивались в своем бизнесе с подобными случаями использования вашего имени и репутации конкурентами?

Фотографии предоставлены Леонидом Одеговым, совладельцем 1day1step.ru.
Публикуются с его согласия.

Если статья была вам полезна, поделитесь с коллегами и друзьями!
Комментарии к новости "«Бизнес-процесс должен быть застрахован от неприятностей». Интервью с Леонидом Одеговым, совладельцем 1day1step.ru"
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Нажимая кнопку "Отправить", я принимаю условия Политики конфиденциальности. и даю своё согласие ИП Ледовских М. А. на обработку моих персональных данных , в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 года №152-ФЗ "О персональных данных", в соответствии с целями и условиями, определенными Политикой конфиденциальности.