Лингвистическая экспертиза как метод защиты от языковых правонарушений

OlgaMatveevaКлевета, оскорбления, высказывания экстремистского характера — всё это правонарушения, совершенные в устной или письменной форме. Защитить себя от них можно при помощи лингвистической экспертизы. Как это сделать, рассказывает Ольга Матвеева — кандидат филологических наук, директор АНО «Лингвистический экспертно-консультационный центр» http://www.lingva-expert.ru/

Маргарита: В каких случаях в судебном разбирательстве придется прибегнуть к лингвистической экспертизе?

Ольга: Спектр дел, в которых применяется лингвистическая экспертиза очень широк.

Лингвистическая экспертиза сейчас является одним из востребованных видов экспертизы и назначается по самому широкому кругу дел. По большей части это дела, в которых правонарушения носят преимущественно вербальный характер.

Если брать преступления, совершенные с помощью языка, то само нарушение будет содержаться непосредственно в высказывании. Сюда относится клевета, всевозможные оскорбления, угрозы, распространение неподтвержденной и сомнительной информации, бесчестная конкуренция, общедоступные призывы к ведению экстремистской деятельности, обоснование терроризма и так далее).

Другие случаи, когда лингвистическая экспертиза может помочь разобраться в делах — это вымогательства, передача и получение взяток, всевозможные неправомерные действия с веществами, признанными наркотическими.

На сегодняшний день существует огромное количество источников информации (почта, мобильная связь, интернет), которыми большинство людей регулярно пользуются. Именно с их помощью можно прояснить запутанные дела, и в этих случаях привлекается лингвистическая экспертиза.

В гражданском судопроизводстве этот вид экспертизы чаще всего назначается в делах о защите чести, достоинства и деловой репутации, о рекламных кампаниях, для трактовки договоров и защиты интеллектуальной собственности. В уголовных делах лингвистическая экспертиза  наиболее востребована в разбирательствах антиэкстремистского, антикоррупционного и антинаркотического типа.
Маргарита: Я думаю, что через Ваши руки прошло немало вопросов на лингвистическую экспертизу. Какие наиболее распространенные ошибки в постановке вопросов Вы бы выделили?

Ольга: Самая часто встречающаяся ошибка в формулировании вопросов — это выход за пределы экспертной компетенции, другими словами, постановка эксперту задач, носящих правовой характер. Инициаторы экспертиз зачастую не подозревают о границах полномочий того или иного эксперта, поэтому назначают, например, лингвистическую экспертизу, а вопросы задают для комплексной психолого-лингвистической экспертизы или исключительно для психологической.

Кроме того, при постановке вопросов заказчик, в основном, отталкивается от формулировок статей Гражданского или Уголовного кодексов, поэтому может возникнуть искушение получить вердикт от эксперта. Отсюда появляются такие формулировки вопросов, как:

  • Являются ли распространенные сведения недостоверными?
  • Содержатся ли в предложенных к рассмотрению материалах сведения экстремистского характера?
  • Идет ли в разговоре речь о взятке? и т.п.

Однако смысл экспертизы заключается в том, чтобы как раз обнаружить признаки, которые можно спроецировать на соответствующие статьи законодательства. Основываясь на них, суд будет выносить вердикт. Эксперт не принимает решение, его заключение всего лишь является одним из доказательств и оценивается наряду с другими.
Маргарита: Какие бы вопросы рекомендовали ставить перед экспертами, например, если дело касается защиты чести, достоинства и деловой репутации?

Ольга: В подобного рода делах можно выделить следующие факты, которые могут повлиять на исход дела:

  1. На сколько спорную информацию можно отнести к конкретному физическому или юридическому лицу. 
  2. Наличие/отсутствие неблагоприятных сведений о человеке. 
  3. Каким образом выражалась отрицательная информация (было ли это высказывание о фактах или субъективное суждение).

Следовательно, эксперту могут быть представлены следующие вопросы:

lingvisticheskaya ekspertiza

Будет лучше, если вопросы к разрешению лингвистических экспертов будут задаваться не по всему тексту, а относительно обозначенных утверждений. Это конкретизирует задачу, обратит внимание эксперта на сомнительное высказывание и сократит объем работы.

Например, в случае, когда истец полагает, что информация в каком-то оспариваемом высказывании является негативной или относится именно к истцу, а по итогам экспертного анализа всего текста отнесенность к истцу в оспариваемом высказывании отсутствует или информация об истце не является негативной.

ekspertiza

Из этих документов можно вычленить интерпретацию сторонами спорных текстов, аргументированные доказательства, к какому лицу относится информация, и определить информационный статус высказывания. При исследовании текста, эксперт будет иметь возможность использовать эти толкования и привести обосновывающие или оспаривающие аргументы.
Маргарита: Можете кратко рассказать о порядке назначения экспертизы, чем экспертное заключение отличается от заключения специалиста?

Ольга: Судебная экспертиза — это использование специализированных знаний в судебном процессе, осуществляемое в процессуальной форме. Это значит, что порядок назначения, права и обязанности лиц, принимающих участие в назначении и осуществлении экспертизы, требования к резолюции эксперта установлены законодательно.

 Инициатором экспертизы может быть суд или любая из сторон. Проводить лингвистические экспертизы могут государственные или негосударственные учреждения, предоставляющие подобные услуги. При этом эксперт несет ответственность за дачу заведомо ложного заключения, о чем предупреждается уполномоченными лицами и дает об этом соответствующую подписку. Законом определено содержание экспертного заключения, т. е. регламентируется информация, которую должен предоставить эксперт по окончании своей работы.

При осуществлении гражданского производства, специалист дает пояснения и консультации в устной или письменной форме, оказывает всевозможную техническую помощь. В гражданско-процессуальном законодательстве отсутствует понятие «заключение специалиста» и не предопределены требования к консультации в письменной форме.

lingvisticheskaya ekspertiza1
Маргарита: Возможно, в Вашей практике были какие-то интересные случаи, кейсы, о которых можно поведать предпринимателям и авторам?

Ольга: В ежедневной работе эксперту приходится сталкиваться со множеством ситуаций, когда знания лингвиста позволяют получить необходимые доказательства по делу — будь то дело о рекламе, об убийстве, экстремизме или терроризме, защите чести, достоинства и деловой репутации и любых иных, самых разнообразных делах. Каждое из них всегда интересно, всегда представляет собой, с точки зрения эксперта, решение некой задачи, которое позволяет принять решение по делу.


Одним из самых запоминающихся дел в моей экспертной практике было дело о признании экстремистским материалом книги Бхактиведанты Свами Прабхупады «Бхагавадт-гита как она есть». Прокуратура города Томска обратилась в суд с требованием признать эту книгу экстремистской с внесением ее в соответствующий федеральный список литературы.


Поскольку Бхагавад-гита  является частью древнеиндийского эпоса «Махабхарата» и одной из самых почитаемых священных книг индуизма,  то это дело сразу приобрело международной резонанс. Так, в Индии впервые за всю историю индийско-российских отношений прошли антироссийские демонстрации, был зафиксирован случай сожжения российского флага, нижняя палата парламента Индии дважды приостанавливала работу, видные политики и ученые обратились к российским властям с просьбой взять под личный контроль этот судебный процесс. Были проведены две психолого-религиоведческо-лингвистические экспертизы, в результате которых эксперты пришли к выводу о наличии там соответствующих (экстремистских) признаков. И когда нам на исследование пришел этот материал, то было понятно, что уровень ответственности просто зашкаливает: реакция международной ответственности, гарантированное пристальное внимание к нашему исследованию, с одной стороны, и уже проведенные исследования и сделанные выводы университетских ученых, с другой стороны.


Была создана комиссия экспертов из религиоведов, психологов, лингвистов — докторов и кандидатов наук, имеющих большой экспертный опыт. Будучи в составе этой комиссии, я многократно читала и перечитывала «Бхагавадт-гиту как она есть» (а это 816 страниц текста!), вчитываясь в каждую строчку, в каждое слово, однако раз за разом мои воспоминания со времен университетского курса философии об этом источнике подтверждались — никаких экстремистских значений там не было и в помине! Напротив, для этого произведения характерна гуманистическая направленность, когда неприемлемыми считаются любые проявления неприязни и вражды. Мы дали соответствующее заключение, и суд принял решение об отказе в удовлетворении требований прокуратуры.



 

Эта ситуация, конечно, дала огромный опыт, понимание того, насколько вдумчиво и внимательно следует относиться к экспертной квалификации спорных материалов. Эта экспертиза и связанный с нею спор позволили еще раз со всею ясностью осознать, что эксперт не имеет права идти на поводу у заказчиков и должен постоянно совершенствоваться в своей профессии.
Маргарита: Ольга, спасибо Вам большое, что уделили время и так подробно ответили на  мои вопросы. Думаю, для читателей и посетителей нашего сайта, для авторов статей и книг, особенно, если в них затронуты острые политические, социальные или религиозные моменты, эта информация будет очень полезна.

И напомню, что уточняющие вопросы вы можете оставить в комментариях к этой статье. Если вопрос не предполагает однозначного ответа «да / нет», то лучше напишите его во всплывающей форме или непосредственно мне на электронную почту.

 

Фотография предоставлена Ольгой Матвеевой,

директором АНО «Лингвистический экспертно-консультационный центр».
Публикуется с её согласия.

Если статья была вам полезна, поделитесь с коллегами и друзьями!
Комментарии к новости "Лингвистическая экспертиза как метод защиты от языковых правонарушений"
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Нажимая кнопку "Отправить", я принимаю условия Политики конфиденциальности. и даю своё согласие ИП Ледовских М. А. на обработку моих персональных данных , в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 года №152-ФЗ "О персональных данных", в соответствии с целями и условиями, определенными Политикой конфиденциальности.