Пример дела о защите чести и достоинства публичного лица

publichnaya figura etoДобрый день! С вами Маргарита Ледовских. В продолжение статьи о защите чести и достоинства публичного лица давайте разберём статью «Суд в Смоленске отправил под арест депутата Горсовета».

Эта статья, опубликованная в «Российской газете», послужила основанием для иска о защите чести, достоинства и деловой репутации депутата Петракова.

Депутат опровергал две фразы, указанные в статье:

publichnaya persona Petrachkov

Давайте проанализируем эти фразы и попробуем найти интересные моменты в этом деле.

Рассмотрим первую фразу

Сведения, представленные в заметке, являются порочащими и это не вызывает сомнений: «…депутат Петраков нарушил правила дорожного движения, управлял автомобилем в нетрезвом состоянии и без водительского удостоверения».

Не вызывает сомнений также, что в статье говорится о Сергее Петракове, поэтому предполагать, что сведения к нему не относятся, мы не можем. Также нам представлен яркий пример, когда информация в заметке содержит утверждения о фактах, а не мнения.

И, наконец, фраза «сведения не соответствуют действительности» должна быть опровергнута в порядке статьи 152 ГК РФ, потому что ярко выражены все четыре признака.

Но все не так однозначно, как кажется, на первый взгляд, и сейчас я покажу, где в разбирательстве нашлись спорные места. В этом деле я выступала в качестве представителя на стадии уже не первой инстанции апелляции, но кое-что сделать все же удалось.

На самом деле, журналист ошибся. Но ошибся он вследствие того, что в пресс-релизах правоохранительных органов Управления министерства внутренних дел по Смоленской области было указано,  что депутат Петраков находился за рулём с явными признаками алкогольного опьянения.  И там же говорилось о том, что депутата привлекли к административной ответственности.

В пресс-релизах не говорилось, что административная ответственность была назначена именно за то, что Петраков управлял машиной в пьяном виде. А журналист, не обладавший знаниями в области юридического права, решил, что если эти фразы упоминаются в одном документе, они имеют отношение к одному делу. И получилось, что депутат был признан судом виновным в управлении транспортным средством в нетрезвом состоянии.

Депутат Петраков, действительно, был задержан. Но суд не установил, был ли он на самом деле пьяным. Петраков подъехал на заправку, возможно, находясь в состоянии алкогольного опьянения, увидел полицейских, быстро вышел из машины, ушёл в неизвестном направлении и пробыл там полчаса. Полицейские его заметили и ждали. Как только Петраков вернулся, его сразу задержали и начали освидетельствовать на состояние алкогольного опьянения.

Правонарушение заключается конкретно в управлении автомобилем в нетрезвом состоянии.А в нашем случае правоохранительные органы немного поспешили, потому что Петраков не сел в машину и не начал ей управлять. Если бы он сел за руль, проехал три метра, и после этого его остановили и повторили все указанные действия, вопросов не возникло. А тут получается, что он где-то был полчаса, за это время он мог выпить, да и сам Петраков говорит: «Я как раз в это время выпил, но кто сказал, что я собирался садиться за руль машины?»

И, действительно, здесь не поспоришь, хотя ситуация получилась комичная, а заложником её стал журналист. Вышло так, что журналист неверно трактовал пресс-релиз, ведь в реальности суд не признал Петракова виновным в том, что он управлял транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения.

Мы считаем, что журналист имел право на ошибку, и пытались донести это до суда. Вот какие важные факты поддерживают эту позицию.

Первое. Сам депутат вёл себя неподобающим образом. Тут важно, за что Петраков был привлечён к административной ответственности: он сел за руль, не имея водительских прав, которые изъяли у него ранее за управление машиной в нетрезвом состоянии. Он ездил без прав, считая, что это необязательный элемент, и этот факт был установлен, в отличие от состояния алкогольного опьянения. За это суд и приговорил Петракова к административному аресту.

Мы считаем, что оба случая нарушения законодательства: управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения и управление автомобилем, будучи лишенным этого права, предусматривают административный арест  и соизмеримы, с позиции закона.

Второй очень важный, по моему мнению, аспект: большинство фактов в спорной статье депутатом даже не опровергались. Петраков не опровергал в иске, что был задержан и подвергся административному аресту, потому что это была правда.

Получается, что из всей заметки журналист, по мнению депутата, допустил всего две оплошности. То, что было вынесено такое-то постановление мировым судьёй, и что Петраков ругался и козырял депутатским удостоверением. Всё остальное депутат признавал как верные сведения.

Ну, и последний момент, который тоже здесь важен: заметка была новостной, потому что постановление об административном правонарушении в отношении Петракова было вынесено 13 апреля, а статья вышла 15 апреля.

И это важно, потому что Европейский Суд в деле Санди Таймс против Соединённого королевства говорит о том, что актуальность новостей преходяща, и любая отсрочка их публикации, даже на короткий период, создаёт риск того, что они потеряют свою ценность, и не будут представлять интереса. Иными словами, Европейский Суд сказал, что новости — это товар скоропортящийся.

И в ситуации срочности и ограниченности во времени журналист может несколько пренебречь такой своей обязанностью, как необходимостью проверить сведения на соответствие действительности, тем более, если считает источник надежным. А пресс-релизы правоохранительных органов — это, на мой взгляд, довольно надёжный источник.

 Разберём вторую фразу

Со второй фразой ситуация оказалась проще. Здесь никаких ошибок допущено не было. И мы настаивали на том, что, хотя не указана фамилия Сергея Петракова, из контекста понятно, что народный избранник — это как раз он, потому что других депутатов в статье не упоминается.

Мы считали, что сведения, указанные во второй фразе, содержат мнение, и суд апелляционной инстанции разделил нашу позицию. Здесь есть и факты, но они носят оценочную подоплёку, потому что если мы скажем простыми словами: «Народный избранник козырял своим удостоверением», это значит, что депутат указывал на свой статус.

Необязательно, что он вынимал своё удостоверение и им как-то махал. Это может быть образное, фигуральное выражение, что Петраков просто ссылался на свой статус, показывая, что к нему никаких претензий быть не может, потому что он депутат. В принципе, можно сказать, что он козырял депутатским удостоверением.  Самое интересное то, что Петраков не опровергал, что он сотрудникам полиции действительно указывал на свой статус. Тем более все это зафиксировано на видео, поэтому сомнений быть не может.

Фраза «Вёл себя вызывающе» — на мой взгляд, это яркий пример «мнения». Потому что, что такое вести себя вызывающе? Согласитесь, для разных людей, с разным статусом, с разным воспитанием вызывающее поведение будет совершенно разным.

Для журналиста, который является интеллигентным и спокойным человеком то, что депутат кричал и активно жестикулировал, показалось вызывающим. То же самое и про «ругался». В статье не указывается, что Петраков как-то нецензурно выражался или ругался матом. Нет — просто ругался, то есть повышенный тон может быть показателем того, что он именно ругался, тем более депутат действительно спорил, и всё это происходило на повышенных тонах.

В отношении этой фразы суд разделил нашу позицию.

С первой фразой, к сожалению, полностью отстоять журналиста не удалось, потому что, как вы видели, все четыре признака налицо, а если есть их совокупность, по Российскому законодательству полагается опровержение и возмещение морального вреда.

Вот чем закончилось в итоге это дело о защите чести и достоинства публичного лица, депутата Петракова.

Мы считаем, что суд встал на нашу сторону, потому что журналист заплатил в итоге всего 500 рублей, а редакция газеты 1 000 рублей. Таким размером морального вреда суд показал, что журналист в этой ситуации имел право на ошибку. И хотя напрямую суд не ссылался на постановление Европейского Суда, но размером морального вреда он показал, на чьей он стороне на самом деле.

Напомню, что теорию относительно того, как публичное лицо может защитить свои честь, достоинство и деловую репутацию, можно прочитать в предыдущей статье >>>

 

Если статья была вам полезна, поделитесь с коллегами и друзьями!
Комментарии к новости "Пример дела о защите чести и достоинства публичного лица"
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля